Агния Максим

Агния Кузнецова и Максим Петров три года вместе.

Актриса отмечает три года совместной жизни с Максимом Петровым. Подробности — в интервью

Актриса Агния Кузнецова долго шла к своему женскому счастью. Были на этом пути и предательства, и горькие разочарования. Как признавалась она в интервью, такие романы изматывали душу, возникали растерянность и боль от одной только мысли о любви. Встреча с хореографом Максимом Петровым словно открыла в ее жизни новую главу. К этим отношениям она относится очень серьезно: брак — это уже не «порхающие бабочки в животе», а каждодневная работа. Эта пара вместе почти три года — своими радостными моментами и переживаниями ребята поделились в откровенной беседе с журналом «Атмосфера».

— Совсем скоро у вас юбилей — три года. С каким чувством подходите к этой дате?

Максим: С легким, иногда не очень, как, наверное, во всех семьях. Есть и хорошие моменты, и сложности. Сложности, наверное, заключаются в том, что мы оба трудоголики, у нас много проектов. Моя работа в основном в Исландии — я уже пятнадцать лет живу за границей, в разных странах. Не отпускает меня Европа, поэтому приходится часто туда улетать.

Агния: А я работаю в Москве, у меня съемки, постоянная занятость в театре и участие в антрепризе. Мы часто расстаемся на несколько недель. А когда встречаемся так, как сейчас, словно новый медовый месяц у нас начинается, и притирка идет заново.

Максим: Надо отдать должное Агнии: она понимает ситуацию и отпускает меня. Месяц разлуки еще переносим нормально, но, когда она длится дольше, жена начинает нервничать.

Агния: Да, я требую его приезда либо сама отменяю какие-то проекты и прилетаю на пару недель. В этом году три раза была в Исландии. Поэтому жизнь у нас такая немного цыганская.

— Вы долго встречались до свадьбы?

Агния: Мы познакомились в марте 2015 года на благотворительном шоу проекта «Танцы со звездами», вместе готовили номер. На Пасху, в апреле, у нас было первое свидание, в июле Макс сделал мне предложение, а 16 сентября мы поженились.

Максим и Агния не стали долго проверять свои чувства: поженились через полгода после знакомства

— Получается, во многом это было эмоциональное решение?

Агния: С моей стороны да. Я влюбилась. А когда человек меня увлекает, я его возьму любыми способами. Понимаю, это не совсем по-женски прозвучало, но предложение все-таки сделал он. (Смеется.)

Максим: Я немного постарше Агнии. И у меня уже было четкое понимание, что хочется семьи. Проработать можно всю жизнь, поколения ребят-танцоров, которых я тренирую, сменяются, и закрадывается мысль: «А когда ты свою судьбу будешь устраивать?» Я осознал, что пора уже, к тому же у меня были четкие критерии, какую женщину я хочу видеть рядом. У нас с Агнией было время пообщаться, чтобы понять, как она представляет будущую семейную жизнь. Хочется, чтобы как у моих родителей — вместе раз и навсегда.

Агния: Я не хочу никого обидеть, наверное, случаются разные ситуации, когда нужно разводиться: например, если муж наркоман, спускает деньги на азартные игры или гуляет налево. А если нет серьезных проблем, то раз уж женился — живи, неси этот крест, хомут. Вы знаете, что в старину на Украине молодоженам надевали на шею лошадиный хомут? Это символ, что теперь они вместе, в одной упряжке. А на Руси была традиция: невеста плакала перед свадьбой. И в этом тоже есть доля правды: связываешь судьбу с человеком, неси и его тяготы. Я не хочу сказать, что в браке все тяжело и плохо, но, если девушка считает, что замужем ее ждут бесконечные удовольствия, это не так. Вы соединяетесь, чтобы вместе работать над отношениями, чем-то жертвовать, идти на компромисс. Любовь как цветок, за которым ухаживают, поливают, начинает расцветать постепенно. На первом этапе у вас страсть, гормоны, но это только начало. Так природой задумано, чтобы женщина и мужчина соединились. Все самое важное начинается потом.

— Крест… как все серьезно. Вас не испугала такая позиция, Максим?

Максим: Наверное, мне как раз не хватало человека, который бы меня направил. У меня были отношения, конечно, но не было четкой позиции: как и над чем работать. Ищешь-ищешь, пытаешься найти что-то лучшее, а ведь так можно и никогда не найти. Агния права: отношения нужно строить.

Агния: Ты так говоришь, как будто вообще в меня не влюбился…

Максим: Разумеется, были чувства, влюбленность, но были и конкретные принципы жизненные. Все, что я хотел видеть в женщине, я нашел в Агнии: преданность, верность, взаимопонимание, и мне нравилось, что она тоже из творческой сферы.

Агния: Добавь еще, что ты хотел русскую жену. Максим жил в Исландии, и все его невесты оттуда. Но так и не дождались они предложения руки и сердца. (Смеется.)

Максим: Когда я узнал, что Агния еще и сибирячка, тут пазл и сошелся. Мы же соседи почти: я из Барнаула, она из Новосибирска. У нас семьи похожи, и оба мы приехали покорять Москву. Всего добивались сами, не имея здесь ни друзей, ни связей. В общем, я подумал, мы друг друга поймем.

Агния: Только ты хотел жену-блондинку. Я знаю, тебе всегда светловолосые девушки нравились.

Максим: Да не хотел я блондинку! (Смеется.) Потом, красота это же такая вещь… только на первом этапе работает, а потом должно расположение к человеку возникнуть. Чтобы было о чем поговорить, что называется. (Смеется.)

— Максим, а вы танцами всю сознательную жизнь занимаетесь?

Максим: Нет, я всю жизнь занимался спортом, а танцы появились в ней достаточно поздно. Сначала я поступил в колледж культуры на танцевальный факультет. Серьезные шаги я начал делать только в девятнадцать лет, но зато уже в двадцать три года стал мастером спорта по танцам. Наша пара была одной из лучших в России, на соревнованиях мы занимали призовые места.

Сейчас в амплуа Агнии не только трагические роли. В комедии «Девочки не сдаются»

— Сейчас мужчина, который танцует, это все равно что раньше парень с гитарой.

Агния: Первый парень на деревне. (Смеется.)

Максим: Вообще-то сначала я это скрывал. В России, особенно в глубинке, не считалось таким уж большим плюсом, что мужик танцует. Скорее наоборот. Это сейчас появился интерес к танцам. Особенно за рубежом это ценится и оплачивается достойно.

— А вы знали что-то об актрисе Агнии Кузнецовой?

Максим: Нет. Но когда мы с Агнией начали тренироваться вместе, мне мама сообщила: «А ты знаешь, что Агния сибирячка?» Она-то все отслеживает, сериалы смотрит, журналы читает — в курсе жизни знаменитостей. (Улыбается.)

Агния: На этом шоу Максим танцевал с моей подругой Валерией Гай Германикой, и еще до того, как мы начали репетировать наш номер, мы познакомились на дне рождения ее дочери. А до этого Лера заочно Максиму рассказывала обо мне всякие приятные вещи. Так что она тоже сыграла свою роль в нашей судьбе.

— Агния снималась в нескольких фильмах Германики. Вы что-то видели, Максим?

Максим: Видел «Все умрут, а я останусь», «Да и да». Кстати, его я посмотрел за день до нашей встречи с Агнией.

Агния: Как интересно, ты мне об этом не рассказывал! То есть сначала ты увидел меня на экране обнаженной, а потом уже сделал свой выбор. (Смеется.)

Максим: Агния по-другому на экране выглядела, а тут пришла какая-то маленькая девочка, очень позитивная, энергичная, со всеми легко общалась. Но это было мимолетное знакомство, вечер закончился, и все побежали по своим делам. А недели через две сообщили, что на проект для участия в благотворительном шоу приходит Агния Кузнецова.

Агния: Мне кажется, первым заметил, что мы друг другу нравимся, наш хореограф Павел.

Максим: Недаром он так часто опаздывал на тренировки. (Смеется.)

— Куда вы отправились на первое свидание?

Агния: Первое свидание, как я говорила, получилось на Пасху. Я пошла в церковь, на крестный ход. Всенощная служба закончилась поздно, часа в два ночи, а Максим все это время сидел и ждал меня в ресторане.

Максим: Поясню. У нас была такая традиция с ребятами: каждый эфир «Танцев со звездами» мы отмечали. А так как танцоры люди очень эмоциональные, я понимал, что тусовка будет шумной. Поэтому решил сменить локацию, чтобы спокойно пообщаться с Агнией наедине. Признаюсь, на тот момент ничего не загадывал. Я чувствовал, что она хороший человек, но у меня уже были отношения на расстоянии. Мне не хотелось снова этих перелетов, общения по телефону.

Агния: Три часа он ждал меня в баре, устал, напился.

— То есть общения не получилось.

В первый год совместной жизни пара много путешествовала: были в списке их туристических маршрутов и Европа, и Мальдивы, и Алтай

Максим: Почему? Мы очень хорошо посидели, поговорили по душам. Потом я проводил Агнию до дома и, прошу заметить, галантно покинул.

Агния: А иначе и быть не могло. (Смеется.) А потом мы вместе поехали в Омск на кинофестиваль, я Максима пригласила.

— Агния, вас не пугала перспектива отношений на расстоянии? И сейчас у вас получился гостевой брак.

Агния: Нет, ни в коем случае я не назову наш брак гостевым. Конечно, в том, что мы какое-то время не видимся, есть свои плюсы, мы успеваем соскучиться, но все-таки мы ведем большую работу над тем, чтобы жить вместе. По сравнению с первым годом гораздо больше времени проводим вдвоем. А дальше, может, я возьму творческий отпуск. Мы думаем над перспективой жить на две страны, работать и здесь, в России, и в Исландии. Гостевой брак — это когда люди не живут под одной крышей, только встречаются. У нас же есть квартира и в Москве, и в Исландии, и мы планируем жить за городом — так что вовсю работаем над созданием своего родового гнезда.

Максим: Для нас, наверное, даже хорошо иногда расставаться. Я долго жил один, и первый год оказался для меня достаточно сложным, хотелось личного пространства. Я отвык от многих вещей.

— Вы имеете в виду бытовые привычки? Что-то пришлось менять?

Максим: Мне кажется, я идеальный муж! За мной не надо ухаживать, я очень самостоятельный. А готовить Агнию я же не заставляю, это она сама старается удивить меня какими-то кулинарными шедеврами.

Агния: Но при этом само собой подразумевается, чтобы дом сиял чистотой, а на обед было первое, второе и компот. Мне кажется, у каждого мужчины на генетическом уровне заложено, что женщина создает уют, она хранительница домашнего очага. Многие вообще бы предпочли, чтобы жена не работала, хозяйством занималась. Я знаю такие пары, где муж весьма недоволен тем, что жена-актриса проводит много времени в киноэкспедициях, еще и момент ревности присутствует.

Максим: На мой взгляд, ревность возникает от неуверенности в себе. Лично я не понимаю, как можно человека закрыть дома, лишить его возможности самореализации. Особенно если ты видишь, что человек талантливый. Я могу сказать, что Агния любит свою профессию на все сто. И у нее столько энергии, что ей обязательно нужно развиваться и заниматься творчеством. Я и сам такой: закисаю без работы. Мне кажется, когда жена сидит дома, это очень грустно и не по-современному.

— А вы дома обсуждаете премьеры Агнии, ее работу?

Агния: Максим как-то не особо высказывает желание ходить на мои премьеры. Мой фанат — это папа.

Максим: Да я все твои спектакли видел! На самом деле мне бы хотелось, чтобы Агния побольше рассказывала о своей работе. Мне хочется знать подробности: как прошли пробы, что ей сказали. А она буркнет в двух словах: «Все нормально!» или: «Меня не утвердили» — и все.

Агния: Семь лет назад мне один человек сказал: «А о чем с вами общаться, с актрисами? Вы же, кроме своей профессии, ничего не видите». И я это запомнила. На самом деле я и сама не раз замечала: есть актеры, которые только и говорят о себе: где они снимались, у какого режиссера, на каких фестивалях какие награды получили, куда их не утвердили. Это же просто невозможно! Нужно быть интересным собеседником, с широким кругозором, чтобы никто и не догадался, какая у тебя профессия.

И сейчас молодые люди на месте не сидят

— Агния, а вы видите изменения в своем актерском амплуа, ролях, которые предлагают?

Агния: Да, я сыграла в сериале «Янтарный глаз тигра», который должен выйти на Первом канале, семейную даму, у которой уже есть дети. Моим «экранным мужем» был Павел Прилучный. И сейчас у меня новый проект — я буду играть маму девятилетней девочки. То есть немного перехожу в ранг героинь, которые уже не девочки, трудные подростки, а приближаются к тридцатилетнему возрасту. Но они тоже такие, с нервом, эти женщины.

— А на СТС не так давно у вас вышла комедия «Девочки не сдаются». Совсем новый жанр для вас.

Агния: Да, это комедия, но при этом она очень лиричная, романтическая. Это не ситком, где можно тупо поржать. Там такая мощная любовная линия моей героини Маши и хирурга, которого играет Кирилл Сафонов. Между ними изначально не может быть ничего общего. Они даже внешне не подходят друг другу. Она смотрит на него снизу вверх и в прямом, и в переносном смысле слова, он очень высокий. Мы с Кириллом пара, которая совершенно не монтируется визуально, и это тоже играет на роль. Я на него взираю снизу влюбленными глазами за стеклами очков, а он такой сердцеед, бабник, ловелас.

— Кирилл в своем амплуа…

Агния: Он потрясающий актер, который, что называется, работает с листа. У него прекрасное чувство юмора и невероятное обаяние, мужская харизма. В него, конечно, можно влюбиться… в кадре… и не только. (Смеется.) Я понимаю, почему его обожают наши зрительницы.

— Максим, ну хоть проблеск ревности появился?

Максим: Нет, я же Агнии доверяю. И потом, я же приезжал, встречал ее со съемок.

Агния: У нас с Кириллом по сценарию даже поцелуев не было. А я бы иногда даже хотела, чтобы Максим меня приревновал. Это очень редко случается, надо специально как-то так сыграть.

— Агния, а вы ревнуете, когда он так далеко со своим проектом?

Агния: Сейчас у него было шоу, аналог «Танцев со звездами» в Исландии. И его партнершей была Йоханна — певица, которая занимала второе место на «Евровидении». Шикарная женщина, очень эффектная, красивая. Двигается как богиня. И я понимала, что они находятся в близком контакте каждый день по нескольку часов. Но я не ревновала к Йоханне, я ревновала к проекту. К тому, что Максим уделяет много времени работе и не занимается нашими семейными делами. Даже позвонить порой не может.

Максим: Как правило, я стараюсь находить время для звонков близким, но здесь сознательно изолировался, поставил перед собой цель победить. У меня это уже третий проект, а Йоханна очень сильная партнерша, я понял, что мы можем стать первыми. И это случилось! Но пришлось потрудиться. Я похудел на одиннадцать килограммов за это время, весил восемьдесят три, когда мы начали тренироваться. В день шоу я вообще не брал трубку — настраивал себя… И Агния, конечно, пару раз устроила мне сцену. Но она права, и я извинился.

 

Но пока им приходится жить на две страны: Исландию и Россию

— Агния как-то сказала в интервью, что брак ограничивает человека, и это хорошо, потому что иначе он превратится в свинью. Я очень смеялась.

Агния: Я имела в виду, что брак ограничивает от половой распущенности. Муж с женой сосредоточены друг на друге, друг с другом занимаются любовью. При хорошей жене мужчина не пойдет налево, искать какие-то непонятные связи. Мне кажется, брак сохраняет человека, спасает от блуда. Есть, конечно, такие мужики, которые гуляют, но это такая же болезнь, как алкоголизм, например.

Максим: Я Агнии сразу сказал, что не вижу во флирте ничего криминального, мне нравятся красивые женщины. Но я всегда чувствую грань, где должен остановиться. Когда между супругами есть доверие, не хочется предавать. И самому не хочется разочароваться. Ведь я же сам сделал свой выбор.

Агния: Ох, Макс, если бы ты еще не был таким занудой! Любит он воспитывать: не кури, не горбись, когда сидишь за столом, форму потеряла, иди в спортзал, подкачай мышцы. Сидит в нем педагог по танцам, который всех поучает.

Максим: У меня отличная семья, беру с родителей пример.

Агния: Ну, я не думаю, чтобы твой папа пилил маму.

Максим: Мама пилит папу. (Смеется.)

Агния: Папа Максима — прекрасный человек, чистый, легкий, позитивный, с чувством юмора. Не могу представить, чтоб он зудел: «Лида, почему тарелка не так стоит?» Я бы тоже за такого папу замуж вышла. Макс на него похож, только когда у него очень хорошее настроение. (Смеется.)

— Есть у вас рецепт, как быстро свести конфликт на нет?

Максим: Наверное, самое ценное качество в нашей паре то, что мы очень быстро остываем. Я — точно.

Агния: Но первой идет мириться Агния. Есть один способ не доводить до конфликта: не отвечать грубостью в ответ, а просто сжать зубы и молчать, пока Макс не выговорится. Вот тогда он действительно сразу остывает. Еще один вариант: обернуть все в шутку, проявить чувство юмора. Иногда мы ухитряемся поссориться, даже находясь в разных странах. Представляете, как это тяжело? И вот мы поссоримся, а я беру Буса, нашего кота, и наряжаю его, делаю смешную фотографию, и Максу присылаю. Он сразу оттаивает.

— Агния, насколько вам важны знаки внимания от мужа?

Агния: Я избалована этим, хотя, быть может, и не избалована лаской. Да, милый, мне не хватает нежности. Хочется, чтобы ты подошел ко мне, обнял.

Максим: Вот ты сама признаешься, как тебе сложно идти на уступки. А я чувствую эту внутреннюю мощь. Ты будь сама помягче.

Агния: Но букеты он дарит часто, всегда встречает меня с цветами после спектакля. И я знаю, что это будет нечто особенное, не банальные розы. И в плане подарков муж мне не отказывает.

 

«Все, что я хотел видеть в женщине, я нашел в Агнии: преданность, верность, взаимопонимание»

— Какое-то время назад писали, что Агния ждет первенца. Как вы отнеслись к подобным публикациям?

Агния: В первый год нашей совместной жизни я несколько расслабилась: работала немного, мы путешествовали. Я только ела, спала, отдыхала и поправилась в итоге на несколько кило. Весила пятьдесят девять килограммов при росте сто шестьдесят, а сейчас — около сорока девяти. У меня даже щеки не влезали в кадр. (Смеется.) Помню, я тогда снималась в военном фильме «А зори здесь тихие», и там был такой текст: «Старшина говорит: ешь, а то худая, как грач». Этот текст пришлось вырезать. (Смеется.) И когда мы приходили с Максимом на светские мероприятия, я старалась надеть платье свободного кроя, чтобы скрыть полноту. Поэтому все решили, что я беременна. Как видите, пока нет, но мы стремимся иметь настоящую семью, с детьми. Даст Бог, будет у нас ребенок. Вообще, на мой взгляд, семья должна быть большой. Я понимаю, что мне уже тридцать три года и я вряд ли рожу троих-четверых детей. И поскольку я против искусственных манипуляций, подумываю о том, чтобы взять ребенка из детского дома. Я преклоняюсь перед парами, которые усыновляют малышей, попавших в трудную ситуацию, и воспитывают их как своих. Это великая вещь. Недаром есть пословица: «Ты храм не строй, ты сироту пристрой». Для Бога это самое великое и полезное, что можно сделать. Для меня все дети одинаковые, всем нужна любовь.

Максим: В любом случае мне хочется своих детей. Агнюша, ты посмотришь, как это — быть мамой, а потом уже примешь решение, брать ли еще малыша на усыновление.

Агния: Все-таки надо, чтобы ребенок был в семье не один. У нас с братом разница в возрасте десять лет. Когда я уехала в Москву, он только начал взрослеть. Лишь сейчас, когда ему стукнуло двадцать три, мы начали общаться. У нас очень близкие отношения, а была бы у меня еще сестра… И у Максима очень мощный клан на Алтае: брат, двоюродные сестры, племянники — там огромная семья.

— Вы компанейские люди?

Агния: Макс очень, я нет.

Максим: Я прямо страдаю от этого. Порой хочется встретиться с друзьями, пообщаться, но времени и так мало на семью, поэтому приходится чем-то жертвовать. Я с нетерпением жду новый проект нашей загородной жизни: вот там мы будем устраивать шашлыки, приглашать друзей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *